САЙТ ПРОДАЕТСЯ. ПОДРОБНОСТИ ПО E-MAIL: WEBMAST@INBOX.RU

Новые религиозные движения: деструктивные психотехники - ЦЕРКОВЬ СЕГОДНЯ - информационный и научно-просветительский старообрядческий сайт
Пожертвования

Братия и сестры!

Вы можете поддержать наш проект! Мы вновь планируем возобновить раздел "Духовные вопросы" в котором будем отвечать на ваши вопросы относительно духовной жизни и христианской жизни в целом. Но нам не обойтись без вашей материальной поддержки! Вы можете пожертвовать любую сумму на развитие проекта. Если сумма будет 100 р. или более, то часть суммы будет пожертвована на текущий ремонт в храм в селе Глухово (Ярославская область), а записка с вашим именем и свечка будет передана для вашего поминовения о здравии священнику этого храма.

Спаси Христос Вас!

Новые религиозные движения: деструктивные психотехники

25 февраля 2011 - Антоний

Современная совокупность религиозных явлений может быть охарактеризована как настоящий “религиозный хаос”: наблюдается всё больший религиозный полиморфизм, плюрализм и волюнтаризм, быстро возрастает количественный состав так называемых “религий современности”, которые отличаются нововведениями, существенно разнящимися с традиционными вероучительными и нравоучительными установками, с общепринятым образом жизни. Отсюда возникает настоятельная необходимость в выявлении общих тенденций и установлении ориентиров и критериев для оценки того или иного феномена и формирования адекватного к нему отношения. Особую актуальность изучения “религий современности”, “возникающих религий”, “альтернативных религий” и др. - явлений, условно обозначаемых термином “новые религиозные движения”, придаёт нередкое использование методов неосознаваемого человеком психологического воздействия и технологий реформирования и контроля его сознания. При этом возможен, а жизнь показывает, что и вполне реален, переход от “рефлексивного” (когда человек является подлинным субъектом развития своей жизнедеятельности) к “реактивному” (не выходящему за пределы непосредственных связей) способу жизнедеятельности . В результате возникает целый ряд негативных и опасных последствий, имеющих несомненную социальную значимость.

“Новые религиозные движения” – религиоведческий рабочий термин, не имеющий общепризнанного статуса и обозначающий разные религиозные и псевдо-религиозные феномены. Здесь следует указать на трудность выделения самого объекта и его отграничения от всего того, что собственно религией не является. Причина заключается в неопределённости понятия “религия”, под которую в рамках её многочисленных дефиниций (а их к настоящему времени уже насчитывается более 200) можно подвести любое явление человеческого бытия и бытия в целом. В качестве иллюстрации можно привести позицию известного психолога и философа Э.Фромма, который определял религию как “ ... любую систему взглядов и действий, которой придерживается какая-то группа людей и которая даёт индивиду систему ориентации и объект поклонения” , таким образом подводя под понятие религии практически любое социальное явление. Это неудивительно, поскольку из религии как некоей целостности произошли все сферы человеческой культуры. Очень кратко и образно культурообразующее значение религии выразил знаменитый исследователь древних культов Дж.Фрэзер – “Вся культура из храма”, а не менее известный английский историк А.Дж.Тойнби считал религию одним из основных фундаментов возникновения и становления цивилизации. В то же время он рассматривал высшие религии как общества особого вида, стоящие над цивилизациями, и по сути сводил весь исторический процесс к религиозному - “Так история переходит в теологию” . Принимая во внимание в высшей степени разнообразный, гетерогенный материал, подлежащий дефиниции, нахождение общепринятых строгих научных формулировок понятия “религия” представляется маловероятным. Это обстоятельство создаёт известные препятствия на пути совершенствования этических и правовых норм регулирования деятельности организаций, декларирующих себя как религиозные.

В составном понятии “новые религиозные движения” определение “новое” может относиться к инновациям в вероучении, нравоучении, образе жизни приверженцев и т.д. - или к указанию недавнего времени их появления. Последний подход, учитывающий не только религиозные нововведения, но и исторические условия возникновения, получил наибольшее признание. И для этого имеются серьёзные предпосылки и основания даже не столько в собственно религиозной сфере, сколько в тех тенденциях изменения человеческого сообщества, которые зародились и продолжают развиваться, начиная с Нового времени и находят соответствующее отражение в религиозной сфере. На этом фоне весьма неубедительными выглядят формальный историко-географический принцип выделения существующих религий, принцип упорядочения по числу сторонников и последователей, по длительности существования и пр.

Между тем и в историческом подходе существуют разногласия. Так, в большинстве публикаций по данной тематике появление “новых религий” ориентировочно датируют серединой XIX века, в котором фиксируют около пятидесяти новых религий, а XX век вообще характеризуют как век, продуцирующий новые религии . Одновременно, имеет место не менее авторитетное мнение, в котором понятие “новые религиозные движения” применяют к обозначению религиозных движений и групп, получивших широкое распространение в 1960-1970 гг. в США, странах Западной Европы, некоторых государствах Азии, а в середине 1980-х гг. и в России . В качестве их характерных особенностей указывают на отсутствие укоренённости вероучения в традиции народности страны, нации, региона; внезапность приобщение к той или иной вере; несомненный харизматический статус лидеров и ряд других, менее существенных, например, то, что их приверженцы являются верующими в первом поколении. В отечественном религиоведении для обозначения таких “новых религиозных движений” наиболее часто используют термин “тоталитарные секты” .

В рамках отмеченных вариантов исторического подхода к выделению и группировке “ новых религиозных движений”, естественно, по-разному трактуются предпосылки, причины и истоки их возникновения. Не рассматривая и не противопоставляя те или иные воззрения, несомненно верные в частностях, в отношении выделенных по разным принципам и признакам “религиозных движений”, стоит всё же согласиться с мнением, что в качестве наиболее общих предпосылок появления “новых религий” выступают с одной стороны разочарование в результатах просвещения и секуляризации, а с другой – “возвращение религии”, восстановление места и осознание её значения как фактора, существенным образом влияющего на личную и общественную жизнь . С просвещением связывают признание “примата разума” и его “легитимности” в критическом подходе к догмам и основам веры. Секуляризация же предполагает вытеснение религии из общественной жизни и ограничение религиозных проявлений сферой частной жизни индивидуума. Настоящее состояние человека и человеческого сообщества свидетельствует о несостоятельности такого отношения. Отсюда понятен всё возрастающий общечеловеческий интерес и обращение к религии наук, занимающихся изучением не только религии, но и человека и общества.

В итоге продолжающегося изучения религиозного феномена с позиций самых разных научных дисциплин было предложено множество гипотез и теорий в отношении религии, её происхождения и содержания. Несмотря на это, природа религии по-прежнему остаётся загадкой, поскольку для понимания сущности религии мало что даёт исследование её внешних проявлений, бытования и функционирования тех или иных институтов, социальных, психологических и иных смыслов, тех или иных догм и культов. Так, социологическая и религиоведческая концепции религии характеризуют религиозный феномен исключительно внешним образом, описывая и объясняя функционирование религии, но не её суть. Философия религии обращается непосредственно к религиозному сознанию, базируясь на отождествлении человеческого сознания с человеческой психикой, личностью, а рационального мышления - с человеческим мышлением как таковым. Однако развитие наук о человеке в ХХ столетии показало, что это совсем не так: сложнейшей и весьма автономной сознательной частью феномен человеческой личности далеко не исчерпывается . Наконец, психология религии затронула глубинные подсознательные слои человеческой психики и выявила их связь с религиозными проявлениями, но её методы, в особенности методы трансперсональной психологии, вызывают серьёзные сомнения, поскольку изначально предполагают определённое внешнее воздействие и имеют, если так можно выразиться, “ технологическую” природу (совсем не случайно их определяют как психотехники); более или менее законченное научное представление о психике человека остаётся нереализованным, а тысячелетний эмпирический опыт разных религиозных традиций - в научном аспекте невостребованным и неуяснённым. Одновременно существует опасность использования обнаруженных психических явлений и закономерностей для разработки методов неосознаваемого человеком психологического воздействия на его психику с целями, отнюдь не религиозными. На этом фоне изучение новых религий и религиозных движений по их основной направленности и соотнесённости с живыми историческими религиозными традициями, осмысление объективных результатов современных научных исследований в свете Божественного Откровения и святоотеческого учения, выглядят сейчас особенно актуальными, оправданными и продуктивным как в плане ориентации в настоящем “религиозном хаосе”, так и в отношении выявления в основных чертах сущностной характеристики “новых религиозных движений”. Данное обстоятельство определяется тем, что в ракурсе конфессионального подхода проблемы происхождения, сущности и природы религии оказываются “снятыми”.

Фундирующим является положение, сформулированное в речи Апостола Павла в Ареопаге ( Деян.17: 26-28) и красной нитью проходящее в творениях Св. Отцов и богословов вплоть до настоящего времени о том, что “все человеческие существа имеют общее происхождение, общую человеческую природу и общее предназначение” . Современные научные данные подтверждают данное воззрение на происхождение и природу человека, а общий смысл творения человека и его земного существования становятся всё более очевидными на фоне глобализации проблем, поставленных в наше время перед каждой человеческой личностью и человечеством в целом. Таким образом становится всё более явственным, что общечеловеческие проблемы по сути представляют собой проблемы религиозного содержания и поэтому могут получить своё разрешение исключительно в религиозной сфере, ибо только в ней можно найти ответы на “последние и вечные” вопросы о тайнах бытия. Несмотря на различия в ответах на эти вопрошания, все религии выходят к одному горизонту: к некоей трансцендентной Реальности, сущей за пределами чувственных явлений, - и в конечном счёте сущностью религиозной проблематики всегда был и остаётся поиск этой высшей Реальности, высшей Истины.

Различные вероучения при всей универсальности базисного положения о Первопричине, единосущности человеческого рода и его общем предназначении трактуют и интерпретируют их своим особенным образом. Именно в русле этих представлений складывается исторически изменчивая соотнесённость и взаимосвязь человека с иной Реальностью. При этом свободно избранные направления этого поиска и встречное движение со стороны иной Реальности предопределяют сущностную природу того или иного религиозного феномена, а вопрос об истоках религии оказывается тесно увязанным с воззрениями на происхождение человека. В этом контексте понимание истории религии, а, следовательно, и новых религиозных движений в рамках современных научных парадигм при всей их объективности неадекватно сути происходящего религиозного процесса. Так, вряд ли можно говорить об эволюции или инволюции религии, поскольку, раз возникнув, религиозные верования в том или ином виде существуют вплоть до настоящего времени, включая и архаические формы религии: анимистические и аниматические представления присутствуют во многих развитых религиях, а национальная религия японцев – синтоизм (“путь богов”) в значительной мере базируется на них. Это свидетельствует о том, что сущность религии всегда оставалась и остаётся самотождественной самой себе; изменялись и продолжают изменяться лишь разные исторически сложившиеся формы выражения этой сущности . Отсюда далеко не случайно известный религиовед и мыслитель М.Элиаде назвал фундаментальный труд, подведший итог всей его научной жизни, “ Историей веры и религиозных идей”, а о. Александр Мень озаглавил свою широко известную попытку православного освещения религиозного феномена “Историей религии”, но не религий, рассматривая её как общечеловеческий процесс в его исторической ретроспективе.

С точки зрения результатов этого процесса следует в полной мере уяснить тот факт, что современное состояние и развитие и человека и человеческого сообщества целиком и полностью обусловлено и проходит под эгидой Христианства и знаком активного противостояния и противодействия ему. Все настоящие достижения человеческой цивилизации (рассматривая их отвлечённо, вне моральных и этический аспектов) явились не просто плодом западной христианской культуры, но позднего этапа её развития, начиная с эпохи Возрождения и Реформации: никакая другая культура, возникшая вне Христианства, не могла их породить и реально не породила, поскольку в сущности только Христианство (конечно, в разных конфессиях по-разному) провозгласило и ориентирует человека на активную богоугодную деятельность во внешнем мире и в обществе себе подобных. Именно поэтому история народов христианской культуры – феноменально динамичная и творческая на фоне истории традиционных обществ Востока . С утверждением Христианства в качестве мировой религии началось невиданное ранее ускорение хода мировой истории, приобретшей в “религиях Откровения” линейное измерение и эсхатологическую направленность.

Эти эсхатологические ожидания оправдываются известными тенденциями в создании “новой мировой религии”, “научно-технической экуменизации” духовной жизни, установлении ”нового мирового порядка”, добровольному принятию или принудительному навязыванию человеческому сообществу ”нового образа жизни”, т.е. фактически формированием единой мировой цивилизации. Отмеченные тенденции имеют прямое отношение к религиозной “проблематике”: религиозным доктринам; понимаемым в широком смысле этическим установкам; способам жизнедеятельности как в “духовной”, так и в других сферах человеческого бытия. В плане рассмотрения “новых религиозных движений” это позволяет избрать иную, ”конечную” точку отсчёта, а именно – средоточие и абсолютизацию и духовной и светской власти в одних руках, в одном лице - ситуацию, имевшую близкую, но далёко не полную аналогию и реализацию в истории самых разных народов, культур и цивилизаций и заканчивавшуюся обязательным кризисом и драматической исторической развязкой. В этом контексте могут пониматься и “новые религиозные движения”, и их реальное воплощение и трансформация в так называемые “тоталитарные секты”, и многое другое, наличествующее в современном человеческом бытии.

Если ранее тоталитаризм выражался, в основном, в полном контроле над внешними проявлениями человеческой жизнедеятельности, то в тоталитарных сектах под полный контроль и психологическую зависимость подпадают не только явления социального порядка, но и духовное, душевное (психическое) и физическое состояние человека, всеобъемлюще охватывая все стороны человеческого бытия. Тоталитарные секты определяют как особые авторитарные организации, лидеры которых, стремясь к власти над своими последователями и к их эксплуатации, скрывают свои намерения под религиозными, политико-религиозными, психотерапевтическими, оздоровительными, образовательными, научно-познавательными, культурологическими и другими прикрытиями . В организациях указанного типа активно применяются психотехники модификации поведения с внушением фобий и зависимостей. Реформирование сознания происходит незаметно на основе провоцирования когнитивного диссонанса, гипнотического транса, внушения, нейролингвистического рефрейминга, информационной перегрузки, сенсорной депривации, нейрологического переимпринтирования, тотального контроля эмоций, поведения, мыслей и информации . В тоталитрных сектах, обладающих высокой степенью сплочённости, происходит жесткое регулирование поведения членов при помощи коллективной системы убеждений и предписывания трансцендентного начала лидеру группы и групповой миссии, осуществляется психологическое воздействие на образ мыслей членов группы, кардинально меняются система ценностей, мировоззрение и поведение. В 2000г. Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. Сербского сделал аналитический обзор “Проблема религиозных культовых новообразований (сект) в психолого-психиатрическом аспекте”. В работе было исследовано психическое здоровье у людей, вовлечённых в различные инновационные религиозные организации, и сделан вывод о развитии у них таких психических изменений, которые по своим проявлениям соответствуют признакам, перечисленным в Международной классификации болезней 10-го пересмотра (МКБ-10) под рубрикой F60.7 “Зависимое расстройство личности” .

Быстро растущие масштабы деятельности тоталитарных сект (по данным на 1996г. от них пострадало только в России и Украине более полумиллиона человек; Один интересный блог сообщает, что в США к началу восьмидесятых годов насчитывалось около трёх тысяч деструктивных культов, в ряды которых входило не менее трёх миллионов человек) вызывают серьёзную озабоченность во всём мире. Для этого имеются серьёзные причины, поскольку фиксируется всё больше случаев проникновения сектантов в государственные структуры управления, обороны, образования; часто наблюдается криминализация тоталитарных сект, их деятельность может обретать террористическую направленность и представлять для человеческого сообщества прямую угрозу. Основанием для таких деструктивных для личности и общества процессов служат деформирование целей жизни, вседозволенность выбора средств их достижения, а также слепая подчинённость адептов лидеру или руководству секты. В этом отношении выявлена общность преступных и тоталитарных сектантских организаций по их внутренней структуре, применяемым средствам и методам .

“Новые религиозные движения” так или иначе составляют часть общего мирового религиозного процесса и должны рассматриваться именно в этом контексте. Для их изучения начинают активно привлекаться научные методы таких дисциплин как социология и психология. Очевидно, что решение вопросов, относящихся к указанной проблематике, возможно только в рамках комплексного междисциплинарного подхода. Однако до настоящего времени не проведён всесторонний научный анализ указанных тенденций мирового религиозного процесса с конфессиональной, но отнюдь не “новой” точки зрения, хотя и святоотеческие воззрения, богословские изыскания и обращение к религиозной тематике со стороны фактически всех отраслей человеческого знания объективно сходятся в этом вопросе и в оценке значимости наблюдаемых современных религиозных явлений для человеческого бытия как такового. Понятно, что исходная позиция при этом является определяющей и не может не быть конфессиональной по существу. Только она способна придать изучению религиозных явлений единый смысловой концептуальный стержень и наполнить их научное исследование и осмысление действительным предметным содержанием. Нетрудно заметить, что история обязательно соучаствует во всех этих предметных исследованиях как дисциплина, имплицитно или нет задающая методологическую направленность научного поиска. Таким образом, если мировую историю рассматривать как имеющий религиозное содержание процесс, в ходе которого “история переходит в теологию”, безусловно и то, что “теология” в этом процессе разворачивается и осуществляется в истории.

Юсупов В.Т., Ярославль



Литература.

1. Абачиев, С.К. Православное введение в религиоведение: Курс лекций. - М.: РОХОС, 2002. - 472с.
2. Анисимова, С.А. Психотехники в культовых организациях и теория рефлексии. - М.: Институт прикладной математики РАН, 2004. - 18с.
3. Берсенева, Т.А., Рычкова, В.А. Духовно-психическая безопасность личности: Учебно-методическое пособие. - СПб.: СПбАППО, 2004. - 92с.
4. Введение в общее религиоведение: Учебник / Под ред. проф. И.Н.Яблокова. – М.: Книжный дом “Университет”, 2001. - 576с.
5. Дворкин, А.Л. Сектоведение. Тоталитарные секты. Опыт систематического исследования. – 4 изд. - Нижний Новгород: Изд-во им. св. князя Александра Невского, 2002. - 813с.
6. Антес, П. Религии современности. История и вера.- М.: Прогресс-Традиция, 2001.- 304с.
7. Православие в современном мире.- СПб.: Алетейя, 2005. - 204с.
8. Религиоведение: Энциклопедический словарь.- М.: Академический Проект, 2006.-1256с.
9. Технологии изменения сознания в деструктивных культах // Под ред. И.Митрофановой. Пер с англ.- СПб.: Эксклибрис, 2004. - 224с.
10. Торчинов, Е.А. Религии мира: Опыт запредельного: Психотехника и трансперсональные состояния.- 4 изд.- СПб.: Азбука-классика, Петербургское Востоковедение, 2005.-544с.
11. Тойнби, А.Дж. Цивилизация перед судом истории: Сборник / Пер с англ.- М.: Рольф, 2002. - 592с.
12. Философский словарь / Под ред. И.Т.Фролова.- М.: Республика, 2001.-719с.
13. Хвыля-Олинтер, А.И., Лукьянов, С.А. Опасные тоталитарные формы религиозных сект. – М.: Изд-во Свято-Владимирского Братства, 1996. – 83с.



Рассказать друзьям:

Теги: секты, НРД
Рейтинг: 0 Голосов: 0 5528 просмотров