САЙТ ПРОДАЕТСЯ. ПОДРОБНОСТИ ПО E-MAIL: WEBMAST@INBOX.RU

История Единоверия с начала XX века до 1917 года - ЦЕРКОВЬ СЕГОДНЯ - информационный и научно-просветительский старообрядческий сайт
Пожертвования

Братия и сестры!

Вы можете поддержать наш проект! Мы вновь планируем возобновить раздел "Духовные вопросы" в котором будем отвечать на ваши вопросы относительно духовной жизни и христианской жизни в целом. Но нам не обойтись без вашей материальной поддержки! Вы можете пожертвовать любую сумму на развитие проекта. Если сумма будет 100 р. или более, то часть суммы будет пожертвована на текущий ремонт в храм в селе Глухово (Ярославская область), а записка с вашим именем и свечка будет передана для вашего поминовения о здравии священнику этого храма.

Спаси Христос Вас!

История Единоверия с начала XX века до 1917 года

28 февраля 2011 - Антоний

Новый импульс к распространению Единоверие получило в начале двадцатого столетия во времена царствования Николая II. Безусловно, история его внутреннего развития в первые два десятилетия XX века неразрывно связана с деятельностью первого единоверческого епископа священномученика Симона (Шлеева).
Симеон Иванович Шлеев первым из природных единоверцев получил духовное академическое образование и был рукоположен во священника Четырех-Евангелистовской единоверческой церкви города Казани в 1900 году, совпавшем со 100-летним юбилеем учреждения Единоверия в Российской Церкви. Этому событию молодой единоверческий священник посвятил свой первый письменный труд — книгу «Единоверие и его столетнее организованное существование в Русской Церкви». Книга вышла в свет в Санкт-Петербурге в 1901 году и знакомила читателей с точкой зрения автора на сущность Единоверия как богоугодного учреждения, абсолютно тождественного Православию, но отличающегося собственными равноспасительными обрядами, и особым бытовым укладом его приверженцев.

17 апреля 1905 года, Государь-Император Николай II издал указ «Об укреплении основ веротерпимости», который, по словам отца Симеона, «прозвучал как пасхальная весть» для старообрядцев и единоверцев, дав надежду последним на обретение единомысленных епископов. Однако, вскоре оказалось, что свобода, дарованная старообрядцам, и распечатание Рогожских алтарей вызвали заметное движение среди части единоверцев в сторону отпадения от Российской Церкви и присоединения к последователям старообрядческой Белокриницкой иерархии. От этой крайней меры многих удержал священник Симеон Шлеев, когда решительно поднял вопрос о единоверческом епископе, который, по его же словам, был «спасительным клапаном», не давшим схоронить Единоверие как якобы отжившее учреждение.
В мае того же года петербургские единоверцы, во главе с отцом Симеоном, обратились с прошением о епископе к Обер-Прокурору Святейшего Синода К.П. Победоносцеву. Константин Петрович с полным сочувствием отнесся к мысли о единоверческом епископе, однако, советовал не торопиться, главным образом потому, что, по его мнению, не было достойных кандидатов для посвящения. По его словам, единоверческим епископом должен был стать выдающийся человек, так как сам успех Единоверия зависел не только от учреждения единоверческой кафедры, но и от того, кто займет эту кафедру. Также Обер-Прокурор заметил, что наличные православные епископы не были годны для этой высокой миссии.
С целью объединения единоверцев всей России в их общем стремлении, в провинциальные приходы отправляются выборные представители трех петербургских единоверческих церквей, которые собирают подписи на прошениях, ходатайствующих об учреждении единоверческой епископской кафедры и назначении на это место Антония (Храповицкого), архиепископа Волынского и Житомирского. Священник Симеон Шлеев явился вдохновителем и организатором всей этой огромной работы, фактически стал руководителем всего Всероссийского Единоверия. В августе 1905 года им была издана брошюра «К вопросу: какой епископ нужен Единоверию?», ставшая по сути программной. В ней отец Симеон писал, что «единоверцы — те же православные и имеют право не выделяться в полуцерковь, а имеют все основания быть в той же Церкви, в коей и православные, быть притом с епископом единомысленным с ними и в обрядах». В брошюре описываются особенности единоверческих приходов: «Единоверческие приходы отличаются от православных приходов монастырским укладом церковной жизни. В них, например, очень живо чувствуется иноческое отношение настоятеля и братии. Прихожане, как и братия обители, избирают себе настоятеля и вместе с ним управляют своей приходской общиной. Налицо в этой приходской единоверческой общине и соборные монастырские старцы, избранные попечители, ближайшие советники ктитора и настоятеля храма. В единоверческих приходах, если благоприятствуют обстоятельства, блюдется и дисциплина монашеская, высокое уважение к авторитету духовного отца, послушание его воле, исполнение его заповедей. В единоверческих церквах и само Богослужение совершается по иноческому чину, без опущений, с сохранением всех его подробностей, как он указан в Типиконе. В единоверческих храмах тот же порядок, каким отличаются монастырские храмы от прочих приходских православных великороссийских храмов». Для сохранения этих устоев старой церковной жизни, «коим можно только соревновать, а не искоренять», просили для себя епископов единоверцы.
К осени 1905 года у церковных старост единоверческих храмов Санкт-Петербурга было в наличии около 120 приговоров из 31 епархии, присоединявшихся к их ходатайству о единоверческом епископе, и в декабре того же года прошение о его даровании было передано в Святейший Синод.
По предложению Обер-Прокурора Святейшего Синода суждение по названному ходатайству должен был высказать VI отдел Предсоборного Присутствия, который занимался вопросами Единоверия, старообрядчества, внутренней и внешней миссии. Возглавлял заседания VI отдела Предсоборного Присутствия архиепископ Антоний (Храповицкий), который и предложил привлечь к работе Отдела иерея Симеона Шлеева. Общее отношение VI Отдела к прошению единоверцев о единомысленном епископе было весьма благоприятным, но работа Предсоборного Присутствия была прекращена по Высочайшему повелению 15 декабря 1906 года. Тем не менее вопросы, поставленные на обсуждение во время его заседаний и намеченные пути их решения, во многом определили ход дальнейших дискуссий, вплоть до созыва Священного Собора Русской Православной Церкви в 1917-18 годах.
Немалое значение в жизни Единоверия сыграл издававшийся 1906-1908 годах в Санкт-Петербурге священником Симеоном Шлеевым журнал «Правда Православия». Еженедельный печатный орган получил всероссийское распространение и способствовал объединению единоверческих общин в столицах и провинции. В журнале впервые были напечатаны главы опубликованного в 1910 году капитального труда отца Симеона «Единоверие в своем внутреннем развитии».
1906-1909 годы — время проведения епархиальных единоверческих съездов: Курского, Вятского и Московского. Эти собрания единоверцев — пастырей и мирян -- послужили подготовительным этапом к созыву в январе 1912 года в Санкт-Петербурге Первого Всероссийского съезда православных старообрядцев (единоверцев). В работе Всероссийского съезда, который прошел под председательством архиепископа Волынского Антония (Храповицкого), приняли участие 20 архиереев, в том числе Московский митрополит Владимир, присутствовал и представитель Константионопольского патриарха — архимандрит Иаков, всего же прибыло 256 депутатов.
Программа съезда, утвержденная Святейшим Синодом, состояла из следующих пунктов:
1. Пересмотр «Правил о Единоверии» и дополнительных к ним распоряжений.
2. О богослужении в единоверческих церквах: а) о необходимых исправлениях в богослужебной практике (соблюдении уставного чина и тому подобном), б) о церковном пении и подготовке певцов и чтецов, в) о духовенстве и его подготовке, г) о устроении чина и вообще жизни в единоверческих монастырях.
3. Организация общества единоверцев: приход; благочинные единоверческих церквей; съезды благочиннические, епархиальные, Всероссийские и пр.; об открытии Всероссийского братства единоверцев; об издании журнала и тому подобное.
4. Организация общего управления всем Единоверием: об особом епископе для единоверцев; об учреждении при Святейшем Синоде особой единоверческой Комиссии.
5. Желательная для единоверцев постановка вопроса о клятвах.
6. О возможности привлечения в лоно Святой Церкви старообрядцев; об условиях и способах привлечения.
7. Иные, частные вопросы, которые могут быть возбуждены в присылаемых съезду докладах и присутствующими на съезде участниками.
По всем вопросам съезд вынес резолюции, которые «...касаются, во-первых, отношения Единоверия к Православию. Члены Съезда постановили ходатайствовать пред Святейшим Синодом об изменении пунктов 5 и 11 правил Единоверия в смысле свободного перехода из Православия в Единоверие и обратно. Раз Единоверие то же, что и Православие, то к чему прежние ограничения при перечислениях из православных приходов в единоверческие? Если Единоверие и Православие — одно, то Съезд имел нравственное право просить также и об отмене дополнительных мнений митрополита Платона к правилам Единоверия, устанавливающим взгляд на Единоверие, как лишь на временное явление в Русской Церкви, переходное состояние.
Если, далее, Единоверие и Православие одно и то же, несмотря на разность обрядов, то обряды у тех и других — у единоверцев и православных равночестны. И старые обряды, как и исправленные, не должны нести какие-либо порицания, поношения, проклятие, если бы даже последнее и состоялось.
Съезд вынес резолюции, касающиеся также внутренней жизни самого Единоверия. Съезд провел принцип соборности, начиная с самого низа до самого верха. Съезд закрепил записи, на основании которых протекает приходская организация.
Устрояя церковную жизнь Единоверия, Съезд стремится укрепить и корни этой жизни. Он постановил совершать службу Божию уставно, нерадивых же наказывать. Съезд признал унисонное крюковое пение единственно правильным для единоверческих храмов и школ. Для подготовки учителей в приходские единоверческие училища Съезд ходатайствовал об открытии второклассных учительских православно-старообрядческих школ. Вопрос об иерейском единоверческом училище остался открытым. Таким остался вопрос и о единоверческих монастырях. Вопрос об иконах решен в строго-православном духе.
Резолюции Съезда, в-третьих, касаются и тех старообрядцев, кои находятся вне церковного единения. Говорят они, между прочим, и об единоверческом журнале.
Съезд горел одним желанием — помочь своему многострадальному Единоверию. И все, что он мог сделать, сделал».
Сложно было бы ожидать немедленного исполнения всех решений Съезда, многие его прошения и обращения к Священноначалию не получили удовлетворения до Поместного Собора Русской Православной Церкви 1917—18 г.г., однако, именно решения съезда стали основой будущего канонического переустройства Единоверия, произошедшего на Поместном Соборе.
Подводя итог более чем столетнему существованию Единоверия, приведем здесь слова Федора Мельникова, старообрядческого апологета и писателя, который как бы подводит итог всему вышесказанному:
«В течение более чем столетнего своего существования единоверцы неоднократно обращались к Синоду с настойчивыми просьбами дать им единоверного и единообрядного епископа. Но каждый раз получали решительный отказ. По поводу одной такой просьбы Синод разослал всем архиереям секретный запрос: можно ли дать единоверцам епископа? Большинство архиереев ответило отрицательно, причем высказало свой взгляд на Единоверие, как на учреждение для церкви бесполезное и даже вредное, а о самих единоверцах архиереи отзывались как о полураскольниках и даже просто раскольниках162. Даже после 1905 г., когда и старообрядцам была дарована религиозная свобода, единоверцам было отказано в назначении им своего епископа. Неоднократно обращались единоверцы в Синод и с просьбой снять клятвы соборов 1653 и 1667 гг., а также уничтожить все осуждения и ругательства на старые обряды в прежних полемических книгах. В утешение им Синод издал в 1886 г. лишь «Изъяснение», что полемические книги принадлежат частным лицам, а клятвы положены лишь на раскольников за отделение их от церкви. Конечно, никто таковому «изъяснению» не поверил – ни старообрядцы, ни единоверцы, ни сами авторы его, ибо всем было очевидно, что оно лживо. После этого «изъяснения» все же продолжали печататься полемические книги с ругательствами на старые обряды и предисловия к богослужебным книгам с осуждениями двоеперстия как еретического сложения.
Поставленная Единоверию задача самим основателем его, Платоном-митрополитом, уничтожить старообрядчество посредством этого, как сами единоверцы выразились, латино-иезуитского учреждения, постепенно осуществлялась, ибо многие единоверческие приходы с течением времени утеряли старообрядческий облик, развалились в них самые основы старообрядчества, стали они почти никонианскими».
Таким образом, после 1905 г., когда в России была провозглашена свобода вероисповеданий, вожди Единоверия старались укрепить его, сохранить в нем старообрядческий уклад и стиль. Но для успеха Единоверия ему нужно было приобрести самостоятельность, выйти из иерархической зависимости от Синода. Нужен был единоверческий епископ, которого так безуспешно доискивались единоверцы».



Рассказать друзьям:

Рейтинг: 0 Голосов: 0 2917 просмотров